Семейный психолог, психолог-консультант. Работаю онлайн с индивидуальными клиентами и с семьями.

Ближайшие даты для записи:

ПЯТНИЦА (21.06) - 14.00, 15.30

ПОНЕДЕЛЬНИК (24.06) - 15.00, 21.00

ВТОРНИК (25.06) - 14.00, 15.30

ЧЕТВЕРГ (27.06) - 19.30, 21.00

С чем я работаю

 

Стресс и выгорание

- Самопомощь при стрессовых ситуациях

- Преодоление профессионального и родительского "выгорания"

- Работа с тревогой и депрессией

Семейные отношения

- Разрешение конфликтов между супругами

- Преодоление сложностей в детско-родительских отношениях

- Налаживание контакта с пожилыми родственниками

Усыновление и опека

- Подготовка к принятию ребёнка в семью

- Прохождение адаптации

- Разрешение конфликтов с родственниками и детьми

 

Блог

Когда умирают старшие родственники

 

Когда умирают старшие родственники, между тобой и смертью больше никого не остаётся. Это большая ответственность. И это интересный челлендж: нужно выбрать, теперь ты крут или слаб? Теперь ты старший из рода со всею ответственностью или сирота-сиротинушка, за которую несут ответственность другие.

Мой опыт становления крайней в роду происходил ступенчато и дважды. В первый раз, когда умерли родители (сначала мама, а через четыре года папа), я была совсем молоденькая и не смогла принять на себя всю полноту ответственности. Хотя, конечно, лихо прокачалась в осознании себя молодцом и огурцом.

И всё же. Сейчас вижу, что ещё долгое время пыталась "одарить" кого-нибудь собой, чтоб этот кто-то за меня немножечко поотвечал. Ну, не готова я была признать, что теперь старшая – это я.

А потом появились дети, а потом я чуть не померла от своей астмы, а потом депрессия, тлен, исцеление и активный труд. И что-то такое начало в мозгах проясняться.

Со всей же полнотой я прочувствовала себя старшей в собственной семье только после смерти дальноюродной, но любимой тётушки. Потому что взрослые реально закончились, совсем, навсегда. Осталась только я, а за мною бездна. Зато передо мной полна коробочка, и теперь я одна за всех отвечаю.

И мне это нравится! А смерть перестала быть страшной.